Замороженный тариф: почему ледовая кампания в Мариуполе стоит дорого

5 ноября, 2020 · Публикации

Как повышается стоимость судозахода в Мариуполе в зимний период, и какие неприятные сюрпризы ожидают судовладельцев, рассказывает юрист компании Legrant Татьяна Марченко.

Высокая стоимость судозаходов в украинских портах дополняется еще одной статьей расходов в Азовском море. Дело в том, что в Мариуполе базируется единственный в стране ледокол «Капитан Белоусов». Как и в большинстве случаев, затраты на его содержание перекладываются на плечи клиентов. Но одно дело – утвержденные на законодательном уровне тарифы и совсем другое – самодеятельность государственных предприятий. Причем такие действия вызывают по меньшей мере удивление с учетом непростой ситуации в азовских портах из-за военно-политических событий.

Итак, к делу. Оставим за скобками целесообразность услуги под названием «обеспечение проведения ледокольных работ» и примем ее как данность. Тем более, она официально закреплена приказом Министерства инфраструктуры №1059 от 26 декабря 2013 года и имеет свою стоимость. И вот здесь начинается самое интересное.

Согласно упомянутому выше приказу, если до 31 января в Азовском море сохраняется благоприятная для судозаходов погода, то в течение 30 дней с 1 февраля судовладелец / морской агент платит 0,29 долл./куб. м условного объема судна при каждом входе и выходе из акватории. А вот если акваторию сковывает мороз, и объявляется ледовая кампания, то ставка возрастает до 0,5 долл./куб. м и взимается исключительно в период проведения самой кампании. А вот после ее завершения никаких платежей приказ Мининфраструктуры не предусматривает.

Но, в отличие от того, что написано в документе, на практике всё выглядит несколько иначе. Рассмотрим кейс из жизни судовладельцев/морских агентов. Погодные условия в Мариуполе требуют введения ледовой кампании, которую капитан порта объявляет 3 февраля. То есть суда, которые совершили заходы или выходы в / из акватории 1 и 2 февраля, должны заплатить за обеспечение проведения ледокольных работ по ставке 0,29 долл. Именно так и поступили наши клиенты, чье судно прибыло в Мариуполь 2 февраля. Длилась ледовая кампания всего два дня и благополучно завершилась 4 февраля. То есть любое судно, которое бы пришло или вышло из порта 3-4 февраля, заплатило бы по тарифу 0,5 долл. Однако выход выбранного нами для иллюстрации судна из акватории состоялся 6 февраля, когда по законодательству плата за указанную услугу не должна взиматься.

Казалось бы, все идет своим чередом, однако уже в конце марта морской агент получает от АМПУ счета, в которых государственный монополист требует оплатить услугу по обеспечению проведения ледокольных работ за период после завершения ледовой кампании (после 04.02.). Как говорится, с кем не бывает? Возможно, произошла техническая ошибка: начисление произошло не по тому судну или перепутали периоды. К сожалению, реальность оказалась другой: не получив оплаты по этим счетам, Мариупольский филиал АМПУ обратилась в суд.

Стремление наполнить бюджет любыми способами побуждает госпредприятие к повышенной изобретательности в своих аргументах. Вспомним, что абзац первый пункта 2.3 тарифов, утвержденных приказом №1059, устанавливает плату 0,29 долл. в период с 1 февраля на протяжении 30 суток в случае, если не объявляется ледовая кампания до 31 января. Во втором же говорится, что, если ледовая кампания оглашена после 1 февраля, до ее объявления в этот период следует платить 0,29 долл., а во время ледовой кампании – 0,5 долл, при этом абсолютно ничего не указано относительно периода после окончания компании. Соответственно, и основания для начисления платы за услугу после завершения ледовой кампании отсутствуют. АМПУ, в свою очередь, пытается доказать суду, что эти два абзаца лишь дополняют друг друга. А поэтому взимать плату за «обеспечение проведения ледокольных работ» после окончания ледовой кампании, по мнению монополиста, это законно.

В свою очередь, убедить судей в том, что вольная трактовка нормативного акта является единственно правильной, не так просто. Рассмотрев аргументацию АМПУ, суд счел ее абсолютно необоснованной и отказал госпредприятию в удовлетворении его требований. Однако в этом случае проблема была решена лишь локально относительно конкретного морского агента, конкретных судов и периода. Но реестр судебных решений показывает, что это далеко не единичный случай. Помимо клиента Legrant, еще пять морских агентов «отбиваются» от идентичных безосновательных исков АМПУ о взыскании платы за услугу по обеспечению проведения ледокольных работ на общую сумму 327 тыс. долл.

Как быть? Очевидно, что проблема требует решения на государственном уровне. Министерству инфраструктуры следует проконтролировать, как подотчетное ему госпредприятие выполняет его приказы. Пока что среди результатов – множество судебных разбирательств и снижение привлекательности Мариупольского морского порта. Да и целесообразность самой услуги вызывает вопросы. Одно дело – сами работы по колке льда, которые оплачиваются в составе ледового сбора, другое дело завуалированное «обеспечение», которое, вероятнее всего, должно покрываться корабельным сбором. Именно вопрос относительно составляющих элементов услуги по обеспечению проведения ледокольных работ является еще одной насущной темой для публичной профессиональной дискуссии.

Практики